Контактная информация

Рустам Рахматов: «Через 10 лет во всем мире будет преобладать этичный банкинг»

Рустам Рахматов: «Через 10 лет во всем мире будет преобладать этичный банкинг»
Фото: Iman

Исламские финансы в Узбекистане способны занять значительную нишу на рынке, но для этого предстоит проделать очень много работы. О том, какие препятствия существуют на пути развития исламского банкинга и о планах стать локомотивом индустрии в интервью Dynamic Uzbekistan рассказал CEO компании Iman Рустам Рахматов.

– Как развита индустрия исламских финансов в мире?

– Она почти не развита. Это система, которая только начала развиваться и очень быстро растет. Согласно статистике, всего 2,5% мировой финансовой системы является дозволенным (халяль) с точки зрения принципов шариата. В Узбекистане эта цифра составляет 0%. Это печально, однако это возможность для нас совершить революцию в индустрии посредством прорывных технологий. Это одна из причин, почему клиенты традиционных банков переходят на наши сервисы, забирают вклады в банках Узбекистана и инвестируют в нас. Рост ожидается достаточно значительным, потому что мы находимся в «голубом океане» и в рынке, пока недоступном ни для одного из банков Узбекистана.

Глобально интерес к исламскому финтеху (финансовым технологиям) огромен. Поэтому, несмотря на то, что есть более investorfriendly (удобные для инвесторов) рынки, даже проекты в Узбекистане попадают под радар институциональных инвесторов.

Верю, что система исламского банкинга имеет достаточно преимуществ по сравнению с традиционной финансовой системой для того, чтобы она была принята всеми экономиками мира. Банкиры это понимают, особенно после кризиса 2008 года. Система построена на принципах финансирования создания реальных активов, торговли и справедливого партнерства с распределением рисков против системы денежно-кредитных операций, создания несуществующих активов и финансирования с трансфером 100% рисков от одной стороны к другой.

Конечно, система должна быть построена не только на правильных принципах, но и быть конкурентоспособной. Своим примером мы показываем, что это возможно. Посредством технологий мы достигаем максимального удобства пользования сервисами Iman, и я не вижу причин, почему исламский банкинг не сможет победить в будущем традиционный банкинг. Я склоняюсь к тому, что через 10 лет во всем мире будет преобладать именно такой, этичный банкинг.

– Одни из крупнейших центров исламских финансов находятся в Малайзии, на Ближнем Востоке и в Европе. Какую работу нужно провести финрегуляторам Узбекистана, чтобы создать свой финансовый центр в стране?

– В Узбекистане, к удивлению, хотя и больше 90% населения составляют мусульмане, доля исламских финансов составляет 0%. Работа по внедрению исламских финансов в Узбекистане ведется, но она продвигается не так быстро, как хотелось бы. Этому служит несколько причин. Первая причина – это отсутствие специалистов, без которых нельзя развить эту отрасль, требующих как фундаментальных знаний в области бухгалтерии и финансов, так и в области специфических знаний – в сфере исламских финансов и шариатского учета и стандартов AAOIFI. Без специалистов, невозможно реформировать нормативно-правовую базу и вносить необходимые изменения в законодательство. Вторая причина заключается в том, что для регуляции индустрии исламских финансовых организаций не существует конкретной компании, которая бы на своем примере показала работу и поделилась реальной статистикой для того, чтобы регулятор смог регулировать этот рынок на основе эмпирических данных. Наша компания работает в этих двух направлениях, как в готовности предоставления необходимых специалистов, так и в предоставлении данных для анализа рисков и процессов мониторинга системы.

В данном ключе мы локомотив всей индустрии. Мы будем над этим работать и поднимать вопросы, которые должны быть пересмотрены в законодательстве и налоговой политике. Это то, чем мы пока занимаемся самостоятельно, но в ближайшее время планируем это исправить посредством привлечения новых партнеров по рынку, которые также планируют развивать исламские финансы.

– Почему в Узбекистане за все годы не произошло внедрения исламского банкинга, несмотря на то, что в стране преобладает мусульманское население?

– Во первых, большая часть нормативно-правовой базы, регулирующей деятельность банковской системы, была создана во времена СССР, государственной политикой которого являлась пропаганда атеизма. Соответственно религия и все, что с ней было связано, не принимались в расчет. 70 лет пропаганды атеизма привели к тому, что многие граждане Узбекистана и даже руководители и лидеры банковской системы, финансов и экономики даже после 30 лет независимости до сих пор плохо представляют, что такое исламские финансы и как они работают.

Во-вторых, банк – это просто оператор корбанк системы (автоматизированная банковская система - прим. редакции). С одной стороны, есть программное обеспечение, которое банки покупают у интегратора, которое в свою очередь написано согласно денежно-кредитным отношениям с клиентами, т.е. согласно принципам традиционного банкинга.

С другой стороны, есть регулятор, который регулирует банки согласно денежно-кредитной политике. Получается такая картина – пока регулятор не предоставит новые принципы взаимоотношений с клиентами (например, товарно-денежные взаимоотношения), банки не будут покупать программные обеспечения, которые позволяют работать согласно принципам исламских финансов, и в то же время пока банки сами не будут выходить с инициативами и с реальными работающими на рынке проектами, регулятор не будет создавать условия для развития индустрии. Получается chicken & egg problem (Проблема яйца и курицы. Данный термин используется тогда, когда не понятно, что из двух первостепенно - прим. редакции).

– Какие преимущества и недостатки исламского банкинга от традиционных инструментов вы можете назвать?

– Когда дело связано с принципами ислама, согласно которым мы живем, я не могу назвать ни одного недостатка. Да, исламский банкинг сложнее развивать, так как с административной точки зрения, он требует больше затрат. Да, недостаток ресурсов и интереса на рынках капитала тоже имеется. Однако преимуществ в долгосрочном плане, бесспорно, больше, и это сильно заметно в разрезе 100 лет. В Iman мы планируем на 50 лет вперед, и явно осознаем, что наши принципы в долгосрочном плане ведут нас только к успеху, а не к провалу и к кризисам.

– Какие инструменты и продукты предлагает Iman?

– Нужно напомнить, что наша - цель, стать первым исламским банком в Узбекистане. Теперь становится понятно, что наша компания предлагает похожие финансовые услуги, как и традиционные банки. То есть у нас два вида клиентов: покупатели и инвесторы.

Покупателям мы предоставляем сервис рассрочки на потребительские товары и сервисы. Из сервисов на сегодняшний день мы финансируем лечение глаз и образовательные курсы по IT и иностранным языкам. Это дает нашим инвесторам чувство участия в чем-то большем, чем финансы.

Что касается инвестиций, то любой человек может стать инвестором, вложив от 2,5 млн сумов. Используя достаточно низкий порог для входа, мы демократизируем доступ к инвестициям. Инвестор – это не только человек с определенным капиталом. Это личность с одинаковым с нами мышлением, мышлением накопления, а не расточительства. В Iman инвестор имеет возможность заработать дозволенную прибыль размером в 20-50% годовых.

– Насколько люди знакомы с принципами исламского банкинга? Ваши наблюдения.

– Мы понимаем, что на рынке существует огромный разрыв в финансовом образовании. Более того, мало кто знает, что такое исламские финансы и как они работают. Финансовое образование – это стратегическая работа с рынком, государством и регулятором.

Наша целевая аудитория – это молодежь. А обучаться финансовой грамотности нужно с молодости. Команда Iman планирует делать образовательные проекты, организовывать форумы и бесплатные курсы, а также вовлекать в это местные банки и университеты. Мы надеемся, что банки и университеты смогут выполнять функцию локомотивов в области финансового образования.

– Что еще показал первый опыт работы с клиентами, как они реагируют и воспринимают сервис?

– Последний год мы изучали рынок и запускались в тестовом режиме. На самом деле, отзывы были очень позитивными именно от энтузиастов, которых 20-30% населения, но, конечно же, были и негативные комментарии от людей, до которых мы смогли до конца донести еще ценность продукта. В принципе, 95% комментариев несут в себе положительный характер, что нас только вдохновляет. Мы рады осознавать, что наш продукт востребован на рынке.

– Сколько инвестиций в стартап вы уже смогли привлечь?

– В рамках первого раунда – 2 млн долларов. Оценку нашей компании и название американского фонда, инвестировавшего в нас, пока не могу раскрыть. Это конфиденциальная информация. Могу сказать, что под управлением этого фонда, который уже инвестировал в компании из Европы и Австралии, находятся 100 млн долларов и несколько выходов из успешных компаний-единорогов.

У них не было мандата на Узбекистан, мы сами на них вышли. Переговоры длились порядка четырех месяцев. До нашего стартапа они не рассматривали этот рынок, у них даже не было мандата на СНГ. Когда они приехали в Узбекистан, здесь они открыли для себя скрытую жемчужину. То, что мы грамотно вели переговоры, стало ключевым моментом. Это заслуга нашей команды. В первую очередь нужно было продать идею Узбекистана, потенциал банковского сектора и рыночные перспективы в Центральной Азии.

– Исламская экономическая модель основана на законах шариата, который запрещает давать деньги в долг под проценты и вкладывать средства в проекты, не отвечающие определенным критериям. На чем вы зарабатываете?

– Исламский банк на самом деле – это такая же коммерческая структура, как и обычные банки, только со своими нерушимыми принципами. Самый главный принцип соответствия – это риба (ростовщичество). Это запрет на куплю-продажу денег. Процент не запрещен, как математический механизм, а запрещена именно сделка продажи денег под проценты. Это с точки зрения разницы между кредитом и рассрочкой.

Теперь сравним депозиты в обычном банке и инвестиции в исламском банке. Когда обычный банк привлекает депозиты, то он обещает 100% гарантию возврата. В исламе, это запрещено,так как гарантию может дать только Всевышний. Также, для того чтобы заработать в этичном бизнесе и справедливых правоотношениях, необходимо рисковать. Хотя, мы и можем, но не гарантируем возвратность средств. По нашей бизнес-модели инвестор не может потерять свои деньги, он только может получить задержку в получении прибыли. Согласно заключаемой сделке, мы разделяем прибыль и риски с инвесторами. Если зарабатывает клиент, зарабатывает компания. Если теряет клиент, теряет компания. Это и есть справедливое партнерство.

Наше приложение – прозрачность ваших инвестиций. Инвестор видит, куда проинвестирован каждый сум, который он вложил. Исламские финансы – наука о справедливости денег.

– Во сколько можно оценить рынок исламского банкинга в Узбекистане?

– Объем финансовых активов во всем мире – примерно 100 трлн долларов, а объем финансового рынка Узбекистана – примерно 100 млрд долларов. Объем рынка исламских финансов в Узбекистане я бы оценил в 10 млн долларов, что не сравниться с размером даже самого маленького банка, т.е. примерно 0,1% от всего объема рынка.

– Какие у вас планы по расширению бизнеса и экспансии на другие рынки?

– У нас есть миссия – повлиять на развивающиеся рынки. Именно на мир, который нуждается в финансировании. Моя цель –развить этичные финансы так, чтобы не только у мусульман всего мира был к ним доступ. 

Планы по масштабированию подкреплены рынком, где есть огромный спрос в странах Центральной и Восточной Африка. Мы смотрим на Судан, Нигерию и Сенегал. Исламский банкинг там только зарождается. Африка – очень интересный рынок. Мы рассматриваем выход за рубеж через год, когда будет второй раунд инвестиций на 5 млн долларов.

Что касается второго блока, а именно инвестиций, я бы, во-первых, фокусировался на странах, где исламский банкинг уже развит и легче привлечь капитал (ОАЭ, Саудовская Аравия, Турция). Мы спокойно сможем конкурировать там на уровне инвестиционных продуктов. Также нам интересны регионы России с преобладающим населением мусульман и развитые рынки, такие как США и Англия. Там люди будут инвестировать не из-за духовных порывов, а из-за того, что мы предлагаем очень привлекательные ставки, которые ни один инвестиционный фонд в мире не предлагает.

Узнавайте о важных материалах Dynamic Uzbekistan в нашем Telegram-канале