Контактная информация

Перспективы электронной коммерции и дистанционного образования

Перспективы электронной коммерции и дистанционного образования
Фото: Shutterstock

19 ноября, 2020 (Dynamic Uzbekistan). Каковы перспективы электронной коммерции и онлайн-образования в Узбекистане? На этот вопрос отвечает один из пионеров и лидеров обеих направлений в нашей стране – Ботир Арифджанов, основатель LeBazar, создатель Paynet и инициатор Khan Academy Uzbek.

Как Вы оцениваете потенциал e-commerce в Узбекистане и насколько он охвачен? Есть ли сектора, где уже имеется перенасыщение или те, которые мало или вообще еще не освоены?

– В Узбекистане e-commerce находится пока на стадии начального становления. В течение последних лет несколько компаний начали пытаться делать что-то действительно серьезное в этой области. Но все-таки данное направление в нашей экономике ещё недостаточно развито. 

Что касается охвата, не секрет, что узбекский e-commerce большей частью базируется в Ташкенте. И это логично, поскольку в столице сконцентрирован большой бизнес и относительно много платежеспособного населения. Соответственно, почти все эксперименты в e-commerce также стартуют в Ташкенте и здесь же они приобретают какую-то форму. 

На сегодняшний день я не знаю ни один сектор, который можно считать перенасыщенным. Возможно, только в сегменте онлайн-заказа такси, опять-таки в Ташкенте, присутствует удовлетворение спроса, благодаря деятельности «Яндекс-Такси» и «MyTaxi». Но при этом о перенасыщение даже в этом сегменте ещё говорить рано и им есть еще куда расти. Ведь развивать бизнес следует не только в Ташкенте, но и в областях. Все остальные сферы, будь то продажа товаров, доставка еды или иные сегменты, все это еще имеет огромный неосвоенный потенциал. 

Очевидно, что развитие e-commerce в Узбекистане требует больших вложений (финансовых и интеллектуальных). Как заинтересовать к этому зарубежных инвесторов и партнеров? Что еще необходимо сделать, в том числе со стороны государства, чтобы ускорить этот процесс? 

– Действительно, для e-commerce на начальном этапе требуется очень много финансовых и интеллектуальных вложений. И зачастую частный сектор не может наедине справиться с этой задачей. К слову, на одной из недавних онлайн-конференций с зарубежными венчурными инвесторами, в том числе и из Кремниевой долины, обсуждались вопросы относительно перспектив ведения подобного бизнеса в Центральной Азии. Мы спросили, что может заинтересовать и простимулировать венчурные фонды вложить свои инвестиции в нашем регионе. Ответ заключался в том, что прежде всего их привлекают проекты, в которые государство готово сделать равнозначный вклад, то есть в таком же объеме финансирования, как и внешний инвестор. Например, какой-нибудь венчурный фонд хочет инвестировать в проект 1 млн долларов. Государство также выражает встречное желание инвестировать 1 млн долларов и идти вместе на этот риск. Таким образом у иностранного инвестора появляется доверие, поскольку чаще всего он еще не имеет никакого опыта работы на нашем рынке. 

В прошлом году государство пыталось инвестировать в некоторые стартапы, когда Министерство инновационного развития Узбекистана провело несколько конкурсов. Мы также представили свои предложения. Однако, к сожалению, этот процесс пошел не совсем должным образом. В частности, мы так и не поняли критериев отбора. В итоге, выиграли совершенно непонятные компании. Я считаю, что государство должно работать не через некие квазигосударственные структуры, типа каких-то советов по инновациям, а по общепринятым и совершенно прозрачным процедурам, в том числе через венчурные фонды. Причем, иностранные фонды можно запросто привлечь в нашу страну, если венчурные капиталисты видят готовность государства инвестировать в проекты на равных долях. Они умеют считать деньги, поэтому тщательно и скрупулёзно подойдут к инвестиционным сделкам. 

В целом, я считаю, что одним из ключевых моментов правильного развития в этом направлении, способным поднять уровень e-commerce в Узбекистане на действительно высокий уровень, является государственное коинвестирование.

Пандемия и карантинные ограничения привели к буму e-commerce по всему миру. Как дело обстоит в Узбекистане? Можно ли ожидать что высокий интерес сохранится и после пандемии, что Ваша компания и другие игроки на рынке делают для этого?

– Спрос безусловно вырос, но также породил определённые проблемы. Например, в случае с LeBazar запросы после введения карантина выросли в пять раз. Но к сожалению, мы не смогли полностью удовлетворить спрос и обеспечить быструю доставку заказов. В первую очередь, это было связано с ограничениями, которые ввела Спецкомиссия по коронавирусу в отношении разных категорий транспорта. Так, мы не смогли вовремя обеспечить всех наших водителей специальными разрешениями, процесс выдачи которых был сложен и не всегда прозрачен. Поэтому всеми плодами бума в онлайн-торговле мы и другие игроки на рынке не смогли воспользоваться. 

Хотя очевидно, что если бы компаниям в онлайн-торговле позволили активно работать и наращивать доставки, это только содействовало бы соблюдению населением карантина. Чем больше мы работаем, тем меньше люди вынуждены выходить на улицу за покупками. Все требования самоизоляции сохраняются.

 После карантина спрос стабилизировался примерно на том же уровне, что и до введения ограничений. Поэтому нельзя пока сказать, что мы значительно выросли. Но важно понимание того, что у многих людей появились навыки и умение пользования онлайн сервисами. С учетом того, что осень для e-commerce во всем мире считается слабым сезоном, мы сейчас готовимся к ожидаемому росту спроса в конце года. Приходится только надеяться, что ограничительных мер вводиться больше не придется. Но если даже правительство будет вынуждено опять объявить карантин, необходимы более ясные и прозрачные процедуры, которые позволят компаниям онлайн-торговли и доставки должным образом удовлетворить спрос и способствовать тому, чтобы население не выходило лишний раз из дома. 

Вы также активно вовлечены в образовательные программы (Khan Academy Uzbek, подготовка программистов). В чем их суть и ожидаемые результаты? Насколько в подобные проекты вовлечены иностранные партнеры? 

Khan Academy Uzbek – благотворительный, абсолютно некоммерческий проект. Хотя первоначальный взнос я сделал из собственных средств и с моей супругой Нигорой мы создали благотворительный фонд, мы также дали нашим друзьям, партнерам, крупным международным организациям и всем людям, которым небезразлично образование в Узбекистане, возможность внести свой вклад. 

Примечательно, что Khan Academy Uzbek активно развивался еще задолго до того огромного спроса на онлайн образование, который возник в этом году. Надо признать, онлайн образование — это необратимый процесс. Осознавая это, еще в прошлом году в головном офисе Khan Academy в США мы пописали договор о том, что наша команда стала официальным представителем данной всемирной платформы в Узбекистане. На сегодняшний день, мы закончили перевод на узбекский язык почти всех текстовых материалов платформы, а это более 6 млн слов. Идет подготовка около 6 тысяч видеоматериалов и половина из них также уже готовы. К концу года мы постараемся закончить все видеоролики, относящиеся к школьным предметам. А перевод всей базы материалов мы планируем завершить к марту 2021 года. Следует отметить, что, благодаря такой скорости работы, узбекский язык стал самым быстрым по локализации базы Khan Academy в истории этой платформы.

На сегодняшний день, фонд собрал около 300 000 долларов. Вклады вносили такие крупные банки и компании, как ЕБРР и UMS, благотворительный фонд при НАПУ, получен грант от посольства США. Но что особенно важно, это ежедневные пожертвования от обычных людей, небольшие вклады в размере 15-50 тысяч сумов. Тем самым, мы чувствуем – люди ценят что мы делаем и видят в этом благо для нашего общества.

По проекту подготовки программистов, я пока не могу раскрыть всех деталей. Могу лишь сказать, что это будет вероятно самый большой подобный проект в Центральной Азии. Вначале центр подготовки будет базироваться в Ташкенте, но потом мы планируем создать филиалы в областях. Мы собираемся открыть в Узбекистане франшизу одного из самых крупных в мире обучающих компаний в этой сфере. Наши студенты в течение 18-20 месяцев получат образование в сфере высоких технологий на базе самых передовых методик и после этого смогут быстро трудоустроиться, получая зарплату в эквиваленте 500-700 долларов.

Можно ли утверждать, что онлайн-образование получило мощный толчок для дальнейшего развития в Узбекистане на фоне пандемии или же проявившиеся проблемы и недостатки будут еще долго сдерживать этот процесс? Имеется ли перспектива в этом процессе для зарубежных компаний и организаций?

– Онлайн-образование в Узбекистане, как и во всем мире, действительно получило очень мощный толчок. Прежде всего, пандемия заставила сами учебные заведение переориентироваться на онлайн, а учащихся и родителей адаптироваться к данным процессам. Если бы мы шли к этому пути эволюционно, это могло бы занять еще 5-10 лет. «Благодаря» пандемии, мы сделали огромный рывок в сфере онлайн образования и должны извлечь из этого максимум для дальнейшего развития. 

В то же время, мы стали свидетелями того, что большинство образовательных учреждений в нашей стране оказались не готовы к переходу на онлайн обучение. К сожалению, в нашем регионе закостенелая и устаревшая система подготовки преподавателей, что не позволяет им работать на основе современных знаний, методик и технологий. В нынешних реалиях надо постоянно и активно развиваться и быть гибким. Стоит признать, стандартные методы образования уже не имеют перспективы. Это стало звонком из будущего. Без модернизации, офлайн образование совсем потеряет свою значимость. 

Также выявилась проблема того, что в Узбекистане пока не готова инфраструктура для полноценного внедрения системы онлайн-образования. Даже в столице не везде и не всегда скорость Интернета может дотягивать до нужных параметров. Во многих районах страны доступ к Интернету вообще вызывает серьезное беспокойство. А это ведь это риск того, что большой пласт молодежи остается без доступа к образованию. Хорошо, что государство  понимает, что охват страны Интернетом стал ключевым компонентом для национального развития в целом (будь то образование, e-commerce или иная сфера) и активно работает в этом направлении.

Что касается перспектив международного взаимодействия, потенциал очень большой. На данный момент большое число зарубежных компаний уже предлагают свои продукты и услуги в сфере онлайн-обучения в Узбекистане. К ним в том числе относятся такие крупные игроки, как Coursera или та же Khan Academy, которая хоть и бесплатная платформа, но имеет большой международный авторитет. Насколько я понимаю, из России пытаются войти на рынок Узбекистана «Яндекс-Класс», а также некоторые продвинутые казахстанские компании-стартапы. Местные команды тоже не отстают и работают в этом направлении. В итоге, рынок выберет наиболее оптимальные решения и предложения. Надеюсь, что в этой сфере в нашей стране будет здоровая конкуренция в ближайшем будущем.