Контактная информация

Гендерное равенство: нераскрытый потенциал для местного развития

Гендерное равенство: нераскрытый потенциал для местного развития

25 июня, 2021 (Dynamic Uzbekistan). Директор Центра социально-экономического развития «Сабр» Мавлюда Ширинова в интервью Dynamic Uzbekistan рассказала о необходимости гендерного воспитания молодежи, привития профессиональных навыков женщинам и девушкам из бедных семей. Ее основная стратегия на ближайшие годы – развитие потенциала сельских женщин.

– Вы уже четверть века занимаетесь вопросами социальной защиты и экономического развития женщин в Узбекистане. Можно ли утверждать, что в стране сложилась четкая система возможностей для самореализации девушек и женщин в современном обществе. Или все еще имеются устаревшие предрассудки, иные препоны для этого?

– 26 лет назад я впервые посетила Великобританию и узнала про существование Центров помощи женщинам подвергшихся домашнему насилию, про  женские общественные организации. И если рассматривать  мой путь от заместителя хокима, занимающегося вопросами женщин и семей до основателя и директора негосударственной некоммерческой организации (ННО), то на этом пути мы преодолели много трудностей – от непонимания и непринятия, что в нашей стране, как и во всем мире, есть проблемы насилия в отношении женщин, проблемы связанные с гендерным равенством, до  полного признания со стороны президента и государственных структур этих проблем и поддержки деятельности страны, занимающихся проблемами насилия, гендерного неравенства, бедности и др.

Более 18 лет я  вместе с  моими коллегами из других женских ННО продвигали и лоббировали принятие мер по защите от насилия и гендерного равенства. Было время,  когда нам нельзя было произносить слова «домашнее насилие», «гендер», «женщина-лидер». И вот по истечении столь длительного периода с приходом нового руководства страны во главе с Шавкатом Мирзиёевым все кардинально изменилось. И сейчас, с принятием двух Законов «О гарантиях равных прав и возможностей для женщин и мужчин» и «О защите женщин от притеснения и насилия»,  можно  сказать, что в стране складывается четкая система для поддержки и самореализации женщин и девушек во всех сферах.

В Узбекистане реализуется масштабная программа защиты прав женщин, повышения их роли в обществе, а также реализация сильной социальной политики, адресных мероприятий по обеспечению нуждающихся женщин жильем, работой, выделение им целевых грантов, кредитов для обеспечения занятости. Со стороны государства  создаются центры реабилитации и шелтеры для женщин и детей, пострадавших от насилия в семье. Об этом мы мечтали  многие годы, пытались открыть и наладить их работу, но из-за отсутствия государственной поддержки вынуждены были  эти шелтеры закрыть.

Никогда ранее на уровне государства не было уделено столь масштабного внимания к женщинам, молодежи и уязвимым группам населения.

– Наш народ по праву гордится своим культурным наследием, семейными устоями и традициями. Как эти важные ценности можно совместить с насущной необходимостью обеспечить для девушек и женщин право на полноценный труд, образование и иную активность? Ведь очевидно, что технологический прогресс не может быть сугубо мужским занятием.

– Я училась в русскоязычной школе в Узбекистане и после получения высшего образования в Санкт-Петербурге и Москве, могу вам  искренне признаться в том,  что если бы не настойчивость моего супруга по завоеванию моего сердца, наверное, я бы никогда не вышла замуж. Так как мое традиционное узбекское воспитание со всеми устоями и традициями восточной семьи и образование, которое я получила в России, все время «боролись» внутри меня. И я более чем уверена, что такие мысли и внутренняя переоценка себя, как преодолеть или найти нишу – то есть сочетать в себе служение семье и мужу и желание достичь чего-то в карьере, наверное, было не только у меня, но и  у многих узбекских девушек.

Я считаю, что суть гендерного воспитания состоит в том, чтобы помочь детям обоих полов развить свои индивидуальные качества вне зависимости от социальных ожиданий о роли мужчин и женщин в обществе. Иными словами, чтобы мои внуки София и Нурсултан видели себя в будущем не только как хорошая хозяйка и, соответственно, защитник слабых, но и как женщина-руководитель и как нежный отец, ответственны не только общество, но прежде всего, семья.

Дети, воспитанные в духе равноправия, получают больше возможностей для самореализации во взрослой жизни, потому что в первую очередь ориентируются на свои личностные качества и способности, а не на судьбу, уготованную мужчинам и женщинам.

Полоролевое воспитание и некоторые архаичные национальные устои по отношению к девочкам во многих наших семьях заключается в ограничении жизненного выбора и социальных ролей и их жесткой привязке к вековым традициям, а также отсутствию гибкости в реагировании на новые социальные роли мужчин и женщин в современном мире. Примеров этому сегодня предостаточно. Стереотипы о настоящих мужчинах и истинных женщинах созданы людьми, а значит, мы сами можем их изменить. Образы Маргарет Тэтчер, Беназир Бхутто  и Ангелы Меркель показывают,  что нет эталонных мужчины и женщины.

Посещая самые отдаленные кишлаки страны от Муйнака в Каракалпакстане до Мирзачула в  Джизакской области, могу сказать, что  за последние годы женщинам стало легче в плане получения кредитов, создания своего бизнеса, приобретения профессиональных навыков, медицинской поддержки. Не могу сказать, что везде все одинаково хорошо, но тот факт, что большинство женщин могут  теперь открыто высказать свое мнение, получить в «Едином окне государственных услуг» конкретную практическую помощь или то, что тысячи женщин с ограниченными возможностями, с больными детьми получили новое жилье при поддержке государства – это сегодняшняя действительность. У нас в стране появилась целая команда блогеров, независимых журналистов и даже депутатов,  которыми  поднимаются самые острые проблемы касающиеся  женщин и детей, а свобода мысли – это один из главных атрибутов демократического развития.

Нельзя сказать, что все эти процессы воспринимаются и поддерживаются всеми слоями общества, особенно ее консервативной частью. Не только у институтов гражданского общества, но и всем людям предстоит еще много работы, чтобы консервативные взгляды и методы воспитания, где основная роль узбекской  женщины – рожать детей, служить мужу, семье и всем родственникам мужа, быть всегда на ступеньку ниже – нельзя изменить сразу никакими законами или приказами сверху. Нужна очень кропотливая и долгая работа для изменения стереотипов мышления этой части населения.

Мне кажется, что многие государственные программы сейчас направлены именно на поддержку креативных идей  как девушек, так и парней.

Креативная экономика,  четвертая промышленная революция – это новые термины, суть которых не совсем ясны многим, особенно женщинам из малообеспеченных сельских семей, с которыми на протяжении 25 лет работает «Сабр».  И наша стратегия на ближайшие годы – развитие потенциала сельских женщин, повышение их компьютерной грамотности, привлечение и поддержка одаренных девушек из малообеспеченных семей к освоению IT-технологий, развитие креативного мышления у женщин и молодежи.

– Одним из ключевых направлений Центра «Сабр» всегда являлись тренинги и практические программы по развитию женской деловой активности. Справляются ли институты гражданского общества в Узбекистане с задачами в этом направлении? Нужна ли дополнительная поддержка со стороны государства и иных структур?

– С 2011 года в сельских районах Самаркандской области, а с 2019 года в 9 областях страны мы создали местные Центры развития по привитию профессиональных навыков женщинам и девушкам из бедных семей.  Открытие этих центров, а также  проведение для них тренингов по повышению самооценки, гендерному равенству, разрешению конфликтов в семье, основам ведения бизнеса, финансовой и правовой грамотности, предоставление микрозаймов для начала своего бизнеса – одна из востребованных и лучших стратегий «Сабра».

Сочетание социально-экономического подхода в рамках Глобальной Стратегии «Образование на протяжении всей жизни» помогает целевой группе найти пути для улучшения благосостояния не только себя, но и других членов семьи. Встречи  с молодыми девушками и женщинами в сельской местности, которые получили профессиональные навыки и начали свой бизнес показывает, что их эмпаурмент (усиление влияния)  является важным не только внутри их семей, но и сообщества в целом, в которых они проживают.

Я считаю, что когда со стороны государства есть политическая воля и созданы условия для развития институтов гражданского общества, остается определить приоритеты и работать во благо цели, которую власти поставили перед собой. А главная цель ННО – защищать, продвигать и отстаивать интересы населения.

– С учетом вашего опыта, каким видится потенциал для более эффективного взаимодействия институтов гражданского общества подобных «Сабр» с бизнес-сообществом?

– В последние годы наблюдается интересная тенденция. Микрофинансовые организации (МКО) России, Казахстана, Кыргызстана в поисках рынка хотят зайти на рынок Узбекистана, несмотря на то, что мы являемся социально-ориентированной МКО и полученные доходы направляем на расширение микрокредитного портфеля и выполнение уставных целей,  есть потенциальные инвесторы которые хотят купить наше ООО «Микрокредитная организация «САБР» вместе с нашими клиентами и регионами обслуживания.

Может быть для кого-то эта хорошая идея, но для нас первостепенная цель – улучшение положения малоимущих слоев населения, а не получение большой прибыли. Средний размер выданного микрозайма  у нас составляет 380 долларов США и эта цифра говорит сама за себя, но несмотря на  маленький размер микрозаймов эта сфера деятельности прибыльна и позволяет нам оказывать помощь все большему количеству женщин для развития их бизнеса.

Мы, как команда ННО «Сабр», так и МКО «Сабр» оказываем реальную социально-экономическую поддержку бедным женщинам и молодежи из сельских регионов. Наша стратегия основана на изменение качества жизни клиентов через их обучение, повышение самооценки, привитие профессиональных навыков.

Один пример: с 15 марта 2020 года был объявлен карантин из-за COVID-19 и наша деятельность по выдаче и сбору микрозаймов была приостановлена. На руках у наших клиентов остался почти весь наш микрокредитный портфель, мы все были в шоке и ничего не могли с этим сделать, однако, после снятия карантина наши клиенты по-тихоньку стали возвращать полученные займы и к концу декабря наш портфель был восстановлен на 95%, несмотря на то, что наши  клиенты  в основном из  малоимущих слоев населения. Этот факт подтвердил, что мы на правильно пути и у нас есть взаимопонимание и взаимодоверие, а это дорогого стоит. Мы считаем, что   комплексный,  социально-экономический подход поддержки бедных слоев населения приводит к изменениям и трансформации внутри целевой группы и  сообщества в целом.

Основная часть наших женщин заняты изготовлением и сбытом изделий народных ремесел: золотое шитье, сюзане, ковроткачество, изготовление национальной одежды и чапанов.

Жители сельских регионов, особенно женщины и молодежь, очень творческие, но их креативные идеи остаются в теневом секторе, и в связи с этим следующая  стратегия «Сабр» будет направлена на создание условий для того, чтобы креативные идеи концентрировались и  ориентировались  не только на внутренний но и на внешний рынок, на поток внутреннего и внешнего туризма, а  творческая составляющая могла капитализироваться, быть видимой для экономики района и страны в целом.

Когда «Сабр» в 2000 году начинал свои программы в кишлаках Ургутского района Самаркандской области, мы стали проводить  тренинги по оценке потребностей и нужд методом Participatory Rural Appraisal (PRA),  для участия членов сообщества в определении своих потребностей. Этот метод помог нашим целевым группам  определить приоритеты и самостоятельно решить, что они могут и что им нужно развивать. Сегодня мы имеем в 13 кишлаках Ургутского района целые  махалли, в которых жители сами создали кластеры по изготовлению ургутских золотошвейных изделий, сюзане и национальных чапанов, выращиванию сельхозпродукции.

Для развития креативных индустрий большое значение имеет создание инфраструктуры – креативных кластеров и бизнес-инкубаторов.  А самый главный компонент в этом деле – обучение женщин и молодежи, их профориентация, доступ к ресурсам, IT-технологиям, поиск новых методов для реализации продукции и самореализации. Вот над чем мы хотим в будущем работать.

Сегодняшние реалии развития в мире показывают, что спрос на услуги в области креативной экономики будет расти. В этом плане творчество, идеи и креативность становятся хорошим товаром. В современном мире от Востока до Запада меняется структура потребления – теперь  художественная и эстетическая составляющие в товарах имеют цену и значение. Наша цель – научить творчески мыслящих женщин и молодежь из малоимущих семей продвигать свою продукцию через цифровые платформы, ведь креативная индустрия – это огромный растущий сегмент экономики, за которым будущее.